1700

Дворянское гнездо в стиле Chalet

«Если в вашем доме нет легенды, ее нужно придумать и подарить дому. Она вдохнет в него жизнь и будет верно хранить его во имя счастья и благополучия всех живущих в нем». Этот девиз принадлежит владелице бренда «Chalet & Шале» Ирене Барене. Во многом благодаря ее работе дома в стиле шале, считавшиеся нетипичными для подмосковья, стали символом успеха и состоятельности.

burgua-detail-1.jpgКогда Ирена захотела построить свой дом, Москва была страшным городом: «В магазинах стояли одни железные банки с кильками — о каком дизайне интерьеров можно было тогда думать? Мне хотелось сесть, закрыть шторы, чтобы ничего не видеть вокруг, и заплакать». Чтобы не ждать конца света, она решила построить дом по собственным эскизам. «Моя бабушка была француженкой, — рассказывает Ирена. — Когда дед, посольский работник, привез ее в Советский Союз, она построила по собственным эскизам дачу в Подмосковье. Это был совершенно очаровательный домик в андерсоновском стиле на шести сотках, с мансардами, креслами-качалками, цветниками, уютными аллеями, со своими традициями и церемониями. Дома дед разговаривал с бабушкой по-французски, чтобы создать ей атмосферу родины, которую она никогда больше не увидела. Мне хотелось продолжить семейную традицию, поэтому размышления о стиле дома были недолгими».

Так 16 лет назад на Николиной Горе появилось первое настоящее альпийское шале — достаточно низкий деревянный дом с высоким цоколем из натурального камня, мансардой, образованной скатом крыши, нависающим над вертикалью стен, с террасами и балконами. С обилием дерева внутри, шероховатыми фактурами, имитирующими старинные штукатурки, шкурами животных и обязательным камином. Ведь изначально альпийское шале — это надежное убежище в горах, построенное из массивного бруса, которое должно было защищать пастуха со стадом от непогоды.

burgua-detail-2.jpgВ этом доме Ирена хотела воссоздать историю своего рода и передать ее следующим поколениям. И начать она решила с семейного девиза: «Да хранит тебя Бог и моя любовь». Эти слова вырезаны на деревянной арке у самого входа в дом. Однако эту надпись можно прочитать, лишь спускаясь из комнат со второго этажа, — так что эти слова напутствуют членов семьи всякий раз, когда они покидают дом. Еще один семейный символ — это очаг. Именно поэтому дубовый резной портал камина украшен двумя мудрыми совами, которые охраняют семейную реликвию.

Интерьер этого дома собран из нескольких стилей: здесь есть и элементы кантри, и традиционного альпийского шале, и французского прованса, и стиль английского загородного дома. По мнению Ирены, шале — это то место, которому подойдут и антиквариат, и семейные реликвии, и сувениры, привезенные из разных поездок. «Шале может быть любым: от рустикального до утонченно-дворцового, — говорит она. — Благодаря деталям каждый дом имеет свой неповторимый облик, в котором живет история и будущее каждой семьи. Дом без истории, без легенды — это грустное зрелище». Может быть, потому этот дом наполнен вещами, каждая из которых может рассказать свою собственную историю. Здесь есть гобелены, ковры из сизаля, льняные вышитые скатерти, оригинальные светильники из бычьего пузыря, гербарии и обереги из сухих цветов и трав, старинная, «пожившая» мебель и многое другое.

В доме много отреставрированных и выполненных по личному эскизу хозяйки вещей — в них угадывается бережное отношение к прошлому. Например, в холле стоит отреставрированный комод конца XIX века, привезенный из Голландии. В одной из спален — старинный шкаф из Индии, инкрустированный слоновой костью. А мебель в ванной комнате получила свой благородный антикварный вид благодаря современным приемам — обычный комод очистили от лака, расписали и покрыли воском.

burgua-detail-3.jpg Собственно говоря, сам дом был полностью отреставрирован — на это у Ирены ушло почти полтора года. За это время из него исчез крашеный гипсокартон и появилось много «состаренного» дерева и фактур, характерных для старого, пожившего загородного дома. Первый опыт оказался на редкость удачным, и Ирена решила проповедовать концептуальный дизайн, идею родового гнезда, которую так старательно и небезуспешно искореняла советская власть. «Если европейцы могут отследить свою родословную едва ли не до самого первого колена, — говорит Ирена, — то мы лучше знаем родословную своих собак и кошек, чем свою собственную. Так сложилась судьба нашего государства и, соответственно, всех людей, которые живут в нем. Говорить о каких-то раритетах, которые передавались от поколения к поколению, не приходится. Поэтому если человек не помнит историю своего рода, ему нужно начать ее самому. И начать, в первую очередь, с самой главной семейной реликвии — дома».

Создание родословной — удовольствие не из дешевых, поскольку шале от Барене — это дом ручной работы, своего рода haute couture. Хотя шале по определению — удовольствие не из дешевых. Например, в Альпах стоимость дома площадью 200 кв. м по индивидуальному проекту может начинаться от 2-3 млн. евро.

«Шале - это престижно, — добавляет Ирена, — это знак принадлежности к определенному социальному слою. Тот, кто хочет построить шале, как правило, владеет апартаментами в европейских столицах и уже имеет загородный дом». Заказчики Ирены — люди весьма состоятельные. И всех их объединяет одно — нечеловеческое напряжение, постоянные стрессы и как следствие — непреодолимое желание расслабиться и отдохнуть. «Стиль шале многим очень близок по духу, — говорит Ирена. — Это уютный и теплый дом, подходящий для нашего сурового климата. Кроме того, это натуральный, если хотите, экологичный дом, в котором используется много природных материалов и особенно дерева. В таком доме приятно вечерами собираться всей семьей или просто посидеть у огня в компании друзей».

burgua-detail-4.jpg       burgua-detail-5.jpg

Читайте также