2071

Альпийская легенда



Я начала строить свой дом в 1993 году. Начинали мы, что называется, в чистом поле: качественной частной архитектуры в России в тот момент не было, очень трудно было доставать строительные и отделочные материалы, и, конечно же, строители, которых мы привлекали, не имели никакого представления о стиле шале.

Образцом для меня послужила дача дедушки и бабушки, где я проводила самые счастливые дни своего детства. Бабушка-француженка декорировала дом в уютном стиле европейской провинции и завела там совершенно нетипичные для советской реальности порядки. Я хотела возродить атмосферу их дома у себя в Маслово.

Дом был построен быстро и решительно и существует на сегодняшний день в своем первоначально задуманном варианте. Интерьер же претерпел кардинальные изменения. Из брутального и нарочито простого, скорее походящего на жилище охотника, он превратился в загородную резиденцию в стиле западноевропейской эклектики с элементами от стиля Тюдоров, французского и английского кантри, классического шале. С момента начала строительства моего шале до первой публикации ныне существующего интерьера прошло десять лет. И все это время я по крупицам собирала информацию о стиле традиционной альпийской архитектуры, изучала его региональную специфику, варианты декорирования интерьеров.

С самого начала этот дом привлекал к себе очень большой интерес. Действительно, до него шале в России не было. К нам приезжали познакомиться и посмотреть, что мы делаем, профессиональные архитекторы и просто люди, которые собирались строить свой дом. Они и стали моими первыми заказчиками, а мастера, которых мы привлекали на строительство этого дома, стали сотрудниками компании «Chalet & Шале». Кстати, здесь снимались почти все отечественные фильмы, сюжет которых разворачивается в Альпах.

Традиционную альпийскую архитектуру я начала изучать задолго до того, как у меня появилась возможность построить свой дом. В качестве руководителя отдела международных выставок внешнеторгового объединения «Интерлатвия» в 1980–90-х годах я регулярно посещала Австрию, Германию и Францию. И каждый раз находила возможность узнать о шале что-то новое. Позже, уже в процессе строительства дома, я получила серьезное дизайнерское образование. 

 

Я не стремилась строго следовать канонам традиционной альпийской архитектуры. По своей природе и истории что русская изба, что альпийское шале – это жилье человека небогатого: фермера, крестьянина, пастуха, рыбака.

Оно всегда было простым, практичным, народным. Рубленые деревянные стены, грубая отделка. материалы – камень и дерево, все, что можно было самостоятельно добыть, выменять или приобрести за небольшие деньги на месте. во второй половине XIX века, когда в европейских странах вошли в моду горные лыжи, богатые европейцы стали строить в Альпах резиденции в традиционном горном стиле и отделывать их в соответствии со своими вкусами и возможностями. Грубоватый интерьер шале приобрел изысканность и утонченность. Этот стиль легко уживался с дорогими тканями, классической мебелью, качественными отделочными материалами, предметами роскоши. Не конфликтуя с ними, а оттеняя их ценность и изящество. Главное, что в интерьере шале можно «уютно поселить» любые вещи, которые дороги сердцу: начиная от фамильных реликвий, антиквариата и старинных семейных фотографий, заканчивая недорогими сувенирами, привезенными из поездок, которые просто вызывают приятные воспоминания.

Вы построили в России несколько сотен роскошных шале, спроектировали четыре коттеджных поселка в альпийском стиле. Почему и как у вас возникла любовь именно к этому архитектурному жанру?

Это трудно объяснить словами. для меня это некая предопределенность на генетическом уровне. У меня ведь французские корни. В нашей семье много десятилетий хранилась фотография, на которой моя бабушка-француженка и дедушка – советский дипломат – запечатлены на фоне домика в альпийском стиле. В начале 1990-х, когда я решила строить свой дом на николиной горе, я уже точно знала, что это будет шале. Дом строился, перестраивался и отделывался более 10 лет. За это время я досконально изучила традиционную альпийскую архитектуру.

В чем символическое значение стиля шале? помимо того, что это престижный и практичный дом, шале ведь еще олицетворяет определенный стиль жизни, привычки, убеждения.

Стиль шале, в первую очередь, соответствует запросам души и представлению о комфорте русского человека. Это очень теплые интерьеры, в которых очень уютно в нашем климате, где зима длится полгода. Все материалы, которые используются в отделке, создают в доме очень теплую атмосферу. В первую очередь, за счет дерева, прошедшего специальную обработку. После пропитки маслами, вощения и ручной шлифовки поверхность дерева, будь то простая сосна или аристократичный дуб, становится на ощупь «шелковой».

При создании таких интерьеров используется очень много ручного труда, стиль шале удивительным образом принимает, чтобы потом отдавать энергию тепла человеческой руки, сохраняя ее на долгие годы. Натуральные материалы и ручной труд создают в шале особую ауру тепла и защищенности, которая обогревает и баюкает дом в ненастье.

По своей природе и истории, что русская изба, что альпийское шале – это жилье человека небогатого: фермера, крестьянина, пастуха, рыбака. Оно всегда было простым, практичным, народным. Рубленные деревянные стены, грубая отделка. Материалы – камень и дерево, все, что можно было самостоятельно добыть, выменять или приобрести за небольшие деньги на месте. Во второй половине 19 века, когда в европейских странах вошли в моду горные лыжи, богатые европейцы стали строить в альпах резиденции в традиционном горном стиле, и отделывать их в соответствии со своими вкусами и возможностями. Грубоватый интерьер шале приобрел изысканность и утонченность. Этот стиль легко уживался с дорогими тканями, классической мебелью, качественными отделочными материалами, предметами роскоши. не конфликтуя с ними, а оттеняя их ценность и изящество. Главное, что в интерьере шале можно «уютно поселить» любые вещи, которые дороги сердцу: начиная от фамильных реликвий, антиквариата и старинных семейных фотографий, заканчивая недорогими сувенирами, привезенными из поездок, которые просто вызывают приятные воспоминания.

Здесь можно жить большой семьей, широко и вкусно накрывать столы, принимая друзей, отдыхать душой в уединении. Шале не терпит искусственности интерьера, парадности, вылизанной парадности. В шале и люди, и вещи, и домашние питомцы отлично сосуществуют и прекрасно дополняют друг друга. Это их дом.

Вы строго блюдете законы жанра «шале», насколько важным для вас фактором является аутентичность и соответствие традициям альпийской архитектуры?

Меня эти вопросы мало интересуют. Я не строю брутальных фермерских домов. Мне удалось «поженить» множество различных стилей, замешала их в оригинальный коктейль на основе философии шале, главными составляющими которой являются естественность и релаксация. Тут скорее идет речь об авторском стиле Ирены Барене, в котором органично соединяются восточные и европейские архитектурные течения, дорогие и простые предметы интерьера, объединенные общей атмосферой и проникнутые общим духом.

Как вы относитесь к тренду «селить» в интерьере шале барочные элементы?

Очень хорошо отношусь и часто использую. Главное – хороший вкус и чувство меры: мне не нравится, когда «богачество» выпячивается наружу. А вот создать интересный сбалансированный микс различных стилей - очень интересно. Мы используем в шале элементы барокко и рококо, антикварные предметы, которыми, конечно же, не заполняется каждый свободный угол, они лишь создают в доме определенные акценты. Получается интересный дом поживший, с историей, и очень индивидуальный.

Вообще, в шале легко уживаются любые стили, кроме, пожалуй, хай-тека. Например, декор зоны Спа одного из шале, который я сейчас проектирую, включает в себя элементы тайского стиля. Выглядит очень неожиданно и органично.

Внешний вид дома тоже индивидуален для каждого заказчика?

Разумеется, каждое шале, которое мы построили по индивидуальному заказу, неповторимо. Архитектура, цвет дерева, штукатурки и кровли, подбор камня для отделки, резные фасадные элементы, двери, ставни, состаренные оконные блоки, кованые элементы, освещение, ящики для цветов, росписи. В каждом проекте элементы экстерьера дома уникальны.

В австрийских и немецких Альпах встречаются шале с сюжетной росписью на фасадах…

Росписью традиционно украшались фасады домов богатых горожан, купцов, нотариусов, священников или общественных зданий в восточной части Альп. Сюжет имел прямое отношение к истории семьи или назначению общественного здания. В России более популярны традиции Швейцарии и Франции, где фасадный дизайн шале более сдержанный и строгий. А вот внутреннее убранство совсем особенное, не свойственное ни одной из европейских стран.

Традиционный альпийский дом имел каменную крышу, поскольку сланец был одним из самых доступных материалов. неужели в ваших шале Вы используете эту технологию?

Каменная кровля создает неоправданно высокую нагрузку на несущие конструкции. Кроме того, зима в России более влажная, чем в Альпах, и климат менее устойчив. Груды мокрого снега просто обрушат сланцевую кровлю, поэтому мы используем бельгийскую металло-черепицу с гранитным напылением и другие современные материалы, которые внешне очень похожи на традиционный альпийский кровельный материал, сланец, но несопоставимо лучше по эксплуатационным характеристикам.

Строительство шале - очень затратный процесс, при этом невероятно дорогой дом выглядит совсем не пафосно, и не очень подходит в качестве представительской резиденции…

Создание таких домов, действительно, требует очень серьезных затрат: они очень индивидуальны, в декоре и в обстановке здесь очень много авторских решений, ручной резьбы, работы краснодеревщиков, мебели, сделанной под конкретный объем на заказ. Такой проект требует настоящего вдохновения, опыта и мастерства дизайнера, труда большого количества людей. Дом шале делается практически вручную, что занимает не менее двух лет.

Для большинства моих заказчиков шале – это не первый дом. У них уже есть резиденция или особняк в классическом или современном стиле, где можно проводить встречи высокого уровня. Но тем, кто нажился во дворце, хочется иметь еще место для души, для расслабленного отдыха. Где можно побродить босиком по траве в компании с любимым псом, пожарить с друзьями шашлыки на открытом воздухе… Это место для встреч с близкими без официоза, без «выпячивания» своего статуса. При этом второй дом, как и первый, должен соответствовать самым высоким требованиям и по качеству архитектуры, и по уровню комфорта. Лучше всего стиль шале реализуется в усадебных комплексах, где в этом стиле оформлен и основной дом, и баня, и другие постройки на большой лесной территории.

С каким запросом к вам приходят заказчики. Насколько точно они могут сформулировать представления о своем будущем доме?

С конкретными запросами почти никогда не приходят. Порой приносят вырванные из журналов страницы с моими уже реализованными проектами и просят сделать нечто похожее. Я в свое время придумала своего рода тест, заметно упрощающий работу с заказчиком. Он просматривают множество фотографий интерьеров шале. Те, что вызывают какую-либо реакцию, откладывается в отдельную папку, с аннотациями: «нравится цветовое решение», «нравится вышивка, фактура», «нравится что-то, непонятно что» или «Категорически не нравится».

После этого начинается авторская работа: я придумываю дом, его архитектурную концепцию, внутренние планировки и интерьер, подбираю все предметы интерьера и декорирования. Проектированием здания, созданием рабочего проекта и отрисовкой интерьеров занимаются профессионалы.

По законам жанра принято согласовывать с заказчиком каждый элемент интерьера, декора и комплектации. Что и мы раньше проделывали в обязательном порядке. Сегодня мы так подробно не посвящаем наших заказчиков в процесс создания интерьера. Согласовываем лишь основополагающие моменты, которые в каждом конкретном случае очень индивидуальны. Наработанный годами опыт, профессионализм и мастерство позволяют воспринимать и организовывать работу над проектом, как законченное действо по созданию целостного художественного произведения, некой музыкальной симфонии, в которой вряд ли возможно поменять местами отдельные музыкальные темы, фразы и ноты. И это произведение может быть готово к восприятию только в полностью законченном виде.

За крайне редкими исключениями в виде отдельных правок, проект принимается сразу: ведь в этом и заключается основная часть моей работы: почувствовать личность человека, его психологический и эмоциональный фон, проникнуть в атмосферу личного комфорта, и создать ее для него.

Я вспоминаю один удивительный случай. К нам обратился заказчик, серьезный состоявшийся в жизни человек. На первой встрече он продемонстрировал нам небольшую картину в духе иллюстраций к детским книжкам советских времен: на крыльце воображаемого домика стоит рыженький мальчуган, а к нему по снегу идет грустный замерзший ослик. Далее прозвучало техническое задание : «Хочу вот такой дом…!» И по тому, каким тоном это было произнесено, и по хитринке в глазах, было понятно, что передо мной ставят задачу непростую, задачу-тест. Процесс расшифровки был долгим и непростым. Надеюсь, мне удалось его пройти: по окончании работы я получила этот рисунок в подарок, и теперь он хранится в моей семье…, а я вспоминаю этот урок судьбы с большой теплотой. 

Как воплощаются ваши художественные замыслы?

В наших эскизах не может быть элементов, которые были бы придуманы без возможного их реального воплощения. В структуре наших компаний, объединенных брендом «Chalet & Шале», действует своя строительная фирма, у нас есть свое столярное производство, проектная мастерская. Мы сами комплектуем свои объекты предметами интерьера и декора, поставляя их напрямую от производителей. Я очень тщательно подбираю в свою команду специалистов- единомышленников и процесс этот завершенным никогда не будет. Старым технологиям на смену приходят новые. Старые, но более технологичные сменяют новые, но устаревшие… Дизайн интерьера – это счастливая в своей мудрости профессия: ей учиться можно всю жизнь и, чем больше опыт прожитых лет, тем выше мастерство. В этом она сродни актерской профессии. Каждый заказ - это роль, а каждая удавшаяся работа - это еще одна прожитая жизнь.

В авторском дизайне не может быть двух одинаковых работ. Каждая очень индивидуальна. Порой началу работы предшествует большой и затратный подготовительный процесс. Это может быть связано с подбором антикварных предметов интерьера, дополнительными изучениями стиля, поиском предметов мебели и декора в разных странах, от именитых производителей до никому пока не известных мастеров. Стиль шале, став модным, получил распространение не только в альпах, местах его породивших. Этот стиль распространен и любим в разных странах мира. и в каждой стране есть свои очень нетипичные для общепринятого образа элементы.

Сейчас, например, в одном из моих проектов, будет много традиционных тирольских элементов. Для этого я путешествовала по Тиролю, изучала там технологию строительства, украшательства фасадов, особенности в дизайне интерьера. Конечно, привезла с собой из поездки большой фото-архив, что позволит в наших мастерских воссоздать абсолютно идентичные резные элементы декора.

Мебель, кроме той, что производится в наших мастерских, отбирается по каталогам десятков зарубежных производителей. Я предпочитаю американские мебельные марки: у них мебель основательная, солидная, крупногабаритная. Она эстетически и по духу отлично вписывается в интерьеры шале и загородных усадеб, подходит эргономически и по габаритам русскому человеку.

Какую из своих работ вы считаете самой лучшей?

Всякий раз, когда мы строим очередной дом или заканчиваем воплощение на объекте проекта интерьера, мне кажется, что ничего более лучшего и интереснее я уже никогда не смогу создать. Но проходит время, и я, хотя и смотрю на законченную работу по-прежнему любящими глазами, но это взгляд профессионала, для которого всякая предыдущая работа - это уже пройденный этап, безусловно, важный, но далеко не последний в карьере. Мне очень нравится работа дизайнера, хотя, конечно, она сопряжена и с творческими муками и с огромной организационной работой. Бывает, доходит до серьезных непониманий с заказчиками, что больше связано не с реализацией работы дизайнера, а с придворными игрищами, которые, как правило, имеют место быть на строительстве больших и дорогостоящих проектов известных и влиятельных людей. И это очень осложняет работу, отнимает время и силы, лишает возможности и творческой радости работать с единомышленниками и профессионалами своего дела, тратить впустую время на обучение «навязанных» подрядчиков и, как закономерный результат, – исправлять в самые авральные сроки с вызванными в экстренном порядке испытанными «своими» специалистами брак и отставание по срокам.

Успокаивает одно – интриги вокруг имени существовали во все времена, и это признак успеха, а полученный в итоге результат – воплощение потаенной мечты о своем доме для моих заказчиков, а для меня и моих единомышленников, большое удовлетворение и радость от хорошо сделанной работы.

Но в целом – это очень благодарный труд – ведь каждый человек, для которого мы строила дом шале или создавали интерьер, считает свой дом самым лучшим в мире. За время работы над проектом со многими из них мы становимся друзьями, меня приглашают в гости на семейные праздники. Я вижу в их глазах счастье и гордость домом, и для меня это самая большая награда.

Есть ли у вас конкуренты в жанре шале в России?

Мне не хотелось бы на этот вопрос отвечать односложно. Конечно, конкуренты всегда есть: другие архитекторы получают заказы на шале, строят их, или пытаются строить. Но в том жанре, или точнее в том настроении, в котором работаю я, никто другой работать, разумеется, не может. Это индивидуальная, авторская работа.

Кроме того, ведь интерьер всегда придумывается и создается для конкретных людей, и я вкладываю в эту работу свою жизнь, душу, опыт, любовь. Я абсолютно проникаюсь их чувствами, смотрю на все их глазами, живу состоянием их душ. За годы, что я занимаюсь созданием их домов, я становлюсь практически членом семьи. Они звонят мне по несколько раз в день, я всегда знаю, у кого сегодня какой график: запись ли передачи или важные переговоры.

И по прошествии времени, каждый раз, когда я вхожу в созданный мной дом, я чувствую, что он жив, и пульс его продолжает оставаться моим. А мои бывшие заказчики, ставшие мне родными людьми, каждый раз при случае не устают повторять: «Ты создала для нас дом, из которого нам никуда не хочется уезжать». Может ли быть большее признание, и лучшая награда? и о какой конкуренции в данном случае может идти речь?

Вы пропагандируете идею шале как родового гнезда, проникнутого семейными традициями и легендами. Судя по количеству реализованных вами проектов, эта идея оказалась в России очень востребована.

Вы знаете, как ни странно, кризис на нашей работе никак не отразился, напротив, количество больших проектов увеличилось. Получается так, что пережидая непростые времена в бизнесе, заказчики воспользовались моментом и переориентировали вложение средств не в производство или инвестирование коммерческих проектов, а в инвестиции в себя и свои семьи. И это прямое свидетельство того, что никто из моих заказчиков никуда не собирается уезжать, никто не сворачивает строительство своих домов. Все они ориентированы на то, чтобы жить и работать в России и строить здесь родовые гнезда, в которых, уверена, счастливо будут жить их потомки.

Помните, как в 80-90-х годах прошлого века все мечтали о дальних странах? Нас тянуло за границу, потому что здесь нас ничто не держало. У нас не было корней. У нас не было своего дома, в который непременно хотелось бы вернуться как бы хорошо ни было в дальних странствиях, как бы чудесно ни встречали в чужих краях. Теперь мы построили такие дома, и фактически создали себе новую Родину.

Я уверенна в том, что дом, который должен стать родовым гнездом, немыслим без истории, без традиций, без семейной легенды. А поскольку в России долгой истории нет практически ни у одной семьи, эту историю необходимо изучать, собирать по крупицам, а порой и создавать. Мои заказчики создают дома не только для себя, но и для своих детей и внуков – будущих аристократов второго, третьего поколения. Эти ребята сейчас учатся в лучших европейских школах, и вернутся они в живой дом, проникнутый историей их семьи. Именно они со временем сформируют настоящую элиту, ответственную за свою страну.

«ДОМ & ИНТЕРЬЕР» Октябрь 2010 г.

Читайте также